Погода

Случайное фото

Image_206.jpg

Почитание деревьев

Внимание, откроется в новом окне. Печать

Наряду с горой и молочным озером образ дерева занимает в мировоззрении алтайцев центральное место. Жизнь древнего человека напрямую зависела от его умения выживать в горной тайге и пользоваться ее дарами. Здесь человек собирал съедобные растения, охотился, рыбачил.

Позднее люди стали умелыми всадниками и скотоводами. Они вышли из лесов на степные просторы Центральной Азии. Но в горах Алтая навсегда сохранился культ дерева. «Лесное» наследие алтайской культуры учит людей относиться к деревьям как к священным и могучим существам.

Святослав Рерих: Священное дерево.

Как и гора, дерево выступает в роли центра мира и вертикали, связывающей подземный, земной и небесный миры воедино. Соединяя все три сферы Вселенной по вертикальной оси, мировое дерево упирается в небо своей кроной, ствол его проходит через землю, а корни уходят в подземный мир.

Мифический сюжет о мировом дереве позволяет шаманам подниматься в небесную сферу. Шаман начинает свой путь по зарубкам-ступеням, обозначенным на священной березе, под которой происходит камлание. Он поднимается до вершины березы, символически связанной с небом.

Береза - самое важное дерево в мифологии и шаманской практике. Из этого дерева делается рукоятка шаманского бубна и различные ритуальные фетиши. Шаманы утверждают, что это дерево имеет небесное происхождение и принадлежит Ульгеню.

С почтением алтайцы относятся и к тополю, который в эпосе служит символом мирной и счастливой жизни народа.

Дерево не только символ благополучия и вертикальная дорога в иные миры, дерево - символ вечного возобновления жизни.

«Мертвое» зимой, оно преображается с первыми теплыми днями и расцветает для новой жизни. Люди верят, что и двойник человека покидает тело, как осенние листья крону, лишь для того, чтобы через некоторое время вернуться для новой жизни.

Люди и деревья тесно связаны между собой. Когда появляется человек, предназначенный в шаманы, в мифическом мире появляется и растет его личное дерево. Может быть, такое дерево есть у всех людей.

После рождения близнецов родители приносили в дом ветку дерева с развилкой на конце. Каждое ответвление обозначало одного из близнецов. Если один ребенок умирал, его веточку отламывали. 

Не случайно существовал обычай сажать на могиле человека деревце. Оно, быть может, должно было восполнить реальный уход из жизни человека и способствовать возобновлению жизни на родовой земле.

Каждую весну устраивали «кормление» деревьев в рощице неподалеку от селения. На корни деревьев брызгали молоком, кашей, к ветвям привязывали ленточки ткани.

В лесу деревья, как считали алтайцы, живут почти так же, как и человек. За ними признавалась способность думать, дышать и разговаривать, ходить друг к другу в гости. Если человек видел во сне падающее дерево, это означало, что скоро в его семье кто-то умрет. Были в лесу и деревья-шаманы — те, у которых раздваивался ствол или ветви на вершине были переплетены «клубком».

Но самое удивительное обнаруживается в представлениях алтайцев о том, что у каждого рода есть своя порода дерева, от которой он и ведет свое происхождение.

Так, родное дерево Иркитов — береза, Кузен — сосна, Чус — ель, Саал — лиственница и т. д. Так как пород деревьев меньше, чем родов, многие имеют одно и то же дерево: наряду с Иркитами березу почитают своим деревом роды Кыпчак и Комдош.

По сведениям, собранным Л. В. Кыпчаковой, к своему дереву представители рода относились с большим уважением. Его никогда не рубили, а если такая необходимость возникала, приглашали человека другого рода.

Род Тодош, почитавший жимолость, использовал ее ветви для лечения бездетных женщин — из них готовили ванны и настои. Это очень показательная ситуация, ведь дерево является предком только для мужчин данного рода, а их жены происходят из другого. И здесь плодоносящая сила дерева-предка как бы передается пришедшей в род женщине.

По-видимому, в далеком прошлом у каждого рода были свои, отличные от соседей родовая гора, предок-покровитель в небесном мире и дерево. Весь этот набор составлял как бы портрет данного рода, подчеркивая его отличие от других родов.

Сохранились смутные отголоски представлений о том, что кости членов рода сделаны из дерева этого рода.  Кстати,  и само слово «род» (сеок) переводится как «Кость».

У людей старшего поколения сохранилась память о своем родовом дереве, а в прошлом этот признак, вероятно, был куда более значим. Ведь роды, имеющие одно дерево, считались родственными.

Алтайцы делят деревья на две группы: светлый и темный лес.

В первую группу входят береза, лиственница, тополь и осина.

Во вторую - кедр, сосна, пихта, ель.

Лес, с преобладанием деревьев той или иной группы, имеет существенные отличия, как по своим физическим свойствам, так и по характеру мифических особенностей, в частности, духов-хозяев.

Но не все в мифических особенностях дерева зависит от его породы. Определяющее значение имеет и местопроизрастание. Оно формирует основные эстетические и культовые характеристики деревьев.

Деревья, растущие у аржанов и на перевалах, имеют особенную силу и притягательность. Сильное воздействие на человека оказывают и кряжистые кедры-великаны, растущие на огромной высоте у верхней границы леса. Когда попадаешь в заколдованный мир этих существ, обращенных к космическим просторам антеннами своей длинной хвои, понимаешь правоту сибирской пословицы: «В ельнике - трудиться, в березняке - веселиться, в кедраче - богу молиться».

 

Источники:
"Мифы и шаманизм Алтая" сост. В. Арефьев,
"Алтай в зеркале мифа" А. М. Сагалаев.

 

Комментарии 

 
0 #1 виктория 26.11.2010 14:40
:lol:
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить